• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 119048, Москва,
ул. Усачёва, 6

тел. (495) 916-89-05
тел. (495) 772-95-90 *12720
тел. (495) 772-95-90 *12726 (декан)
E-mail: math@hse.ru

Учебный офис:
mathstudyoffice@hse.ru
тел. (495) 624-26-16
тел. (495) 772-95-90 *12712

Руководство
Научный руководитель Ландо Сергей Константинович
Заместитель декана Кузнецова Вера Витальевна
Заместитель декана по работе с абитуриентами Пятов Павел Николаевич
Заместитель декана по науке Фейгин Евгений Борисович
Заместитель декана по учебной работе Хорошкин Антон Сергеевич

Первокурсники факультета математики посетили Ленинградскую АЭС

11 апреля первокурсники факультета математики в рамках цикла карьерных мероприятий посетили Ленинградскую АЭС.  Один из организаторов экскурсии Пётр Огарок рассказал о поездке.

«Мы доехали до ЛАЭС на электричке от Балтийского вокзала. Она отправлялась в 7.30 утра, поэтому мы были вынуждены проснуться в 5.40 и в дороге спали прямо поперёк сидений. Сну способствовало ещё и то, что все гаджеты мы оставили на вокзале в камере хранения, т.к. проносить их на АЭС строго запрещено.

На станции Калище в городе Сосновый Бор нас встретил автобус с надписью «ЛАЭС» на борту и наш сопровождающий - специалист Управления информации и общественных связей ЛАЭС  Марина Витальевна Здор. Уже через 5 минут мы прибыли на ЛАЭС и прошли в главное здание, довольно внушительных размеров.

На контрольно-пропускном пункте милые девушки, одетые в военную форму, проверили наши документы. Мы оставили все вещи в гардеробе и проследовали за экскурсоводом в галерею, округлые стены которой расписаны портретами и именами великих ядерных физиков. На входе в сам энергоблок - ещё один КПП, и вот наконец-то мы в здании энергоблока первой очереди ЛАЭС. Станция состоит из 4 энергоблоков, первый был пущен в 1973, последний – в 1981 году. Вход в зону контролируемого доступа осуществляется через так называемые санпропускники. Мы прошли через гостевой пропускник, где нам выдали халаты, чепчики и каски, необычного вида полиэтиленовые "следки" для мальчиков и белые бахилы для девочек, а также мы получили шесть  дозиметров на всю группу.  Экскурсия началась.

Нам немного рассказали про историю АЭС. Интересно, что, по проекту, энергоблоки должны работать не более 30 лет, то есть сейчас все они должны были бы быть уже закрыты. Но в 2000-ых годах на станции была проведена модернизация, и теперь 4 блока ЛАЭС будут работать, до 2018, 2020, 2025 и 2026 годов. Для их замены уже строится вторая станция - Ленинградская АЭС-2: стройку даже видно из окон.

Первый пункт экскурсионной программы – "мозг" энергоблока - блочный щит управления. В нём – три рабочих пульта, за которыми неотлучно следят инженеры. На стенах, на специальных панелях – множество табло, датчиков и мониторов с различной информацией о состоянии реактора, турбин и прочего оборудования, которого на каждом блоке любой АЭС - огромное количество!  Выглядит всё, как капитанская рубка космического крейсера! Блочный щит управления, как и вся АЭС, бдит круглосуточно. В течение суток - три смены по 8 часов меняют друг друга . Работа тех, кто следит за состоянием блока, очень ответственная, но одновременно невероятно скучная и монотонная. Поэтому 2 раза в год (на 80 часов в сумме) сотрудникам устраивают  тренинги в Учебно-тренировочном  центре ЛАЭС.

Следующий пункт программы – "сердце" энергоблока - реактор, расположенный в реакторном зале. Для его посещения пришлось подняться по лестнице. В коридорах – жарко: это следствие работы "кипящего" реактора. Внутрь реакторного зала ведёт узкий коридор. Полминуты – и мы в «святая святых», восторженно глядим на большое помещение с высоченным потолком, широкое и высокое.

Пол под нашими ногами - собственно плитный настил, под которым на большой глубине под толстым слоем биологической защиты находится сам реактор. Реакторы канального типа, кроме Ленинградской АЭС, работают ещё на Курской и Смоленской атомных станциях. Схематично канальный реактор представляет из себя графитовую "кладку" из 2488 графитовых колонн высотой 10 м, в большинстве которых по центру просверлена насквозь цилиндрическая дырка. В этих дырках стационарно установлены каналы реактора, в которые загружаются длинные сборные конструкции - тепловыделяющие сборки (ТВС) с ядерным топливом, в качестве оного выступает двуокись урана.  Результат деления ядерного топлива в реакторе - огромное количество тепла, которое отводится "теплоносителем" - химически обессоленной водой. Эта вода, которая тоже готовится на станции, на порядок чище дистиллированной и циркулирует по закрытому, замкнутому контуру: нагревается в реакторе, частично испаряется, отделенный пар вращает лопатки турбин (на каждый реактор - две турбины), затем пар конденсируется и возвращается к началу цикла – прямо как студенты университета, из дня в день посещающие лекции, семинары и практические занятия. Через определенное время отслужившие свой срок в реакторе ТВСки (теперь они называются "отработавшее ядерное топливо" или ОЯТ) меняют на новые. Новые висят прямо вдоль стен, ибо нерадиоактивны. Они прибывают на станцию с завода-изготовителя по железной дороге. Меняет сборки разгрузочно-загрузочная машина, представляющая собой монументальную колонну, внутри которой – сплошной свинец с бетоном. Во время нашего посещения она скромно стояла в углу. Отработанные сборки отвозят в пристанционное хранилище  отработанного ядерного топлива.  

Всё это нам рассказали прямо в реакторном зале. Заодно мы узнали, что такое чрезвычайные происшествия на станции. Оказывается, есть специальная Международная шкала ядерных событий (шкала INES) для оценки тяжести их последствий, которой пользуются все страны, имеющие атомную энергетику. Шкала состоит из восьми ступеней оценки ситуаций - от нулевой - самой незначительной, до седьмой, по которой была оценена Чернобыльская авария.

Мы покинули реакторный зал и пошли в турбинный. Лопатки турбин заставляет вращаться  пар, отделенный из паро-водяной смеси, полученной в реакторе, и именно там - в турбогенераторах, энергия вращения преобразуется в электрическую. Да-да, человечество ничего умнее «водогрейки на уране» не придумало, никаких «торсионных полей, пронзающих неевклидовы пространства», там нет. Зал огромен: длинное-предлинное помещение с высоким потолком и большущими турбогенераторами. На входе в зал есть автомат с берушами и плакаты по охране труда и технике безопасности на станции. Внутри очень шумно и безлюдно. Всем управляет автоматика, но множество вентилей, ручек и рычагов свидетельствуют о наличии ручной системы управления.

Мы обошли вокруг одной из турбин, подышали свежим воздухом у открытого окошка, из которого был виден Финский залив, а именно его Копорская губа. Мы вышли обратно слушать экскурсовода, т.к. внутри из-за шума это было невозможно. И вновь санпропускник, на этот раз – для выхода. Кроме забавной процедуры снимания обуви (всё «грязное» должно остаться по одну сторону от скамейки - разделительного барьера), халатов и чепчиков и тщательного мытья рук, нас ждала проверка на стойке дозиметрического контроля: мы по очереди вставали в хитроумный прибор, и пока не загоралась надпись «Чисто», выйти мы не могли. Выходим обратно через КПП мимо бдительных охранниц.

В столовой ЛАЭС мы взяли комплексный обед: всё вкусно, обильно и недорого (дешевле, чем в столовой матфака). Из-за раннего подъёма и суматохи позавтракать мы не успели, поэтому еда была встречена с восторгом.

Из-за неудобного расписания мы ждали электричку полтора часа. На вокзале мы забрали вещи из камеры хранения и сфотографировались всей группой: я с трудом перенёс запрет фотографировать на ЛАЭС, руки прямо-таки чесались. Поездка на электричке, во время которой мы снова спали, особо не запомнилась. Нас ждали обратный путь до Москвы и учёба…».