• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
ФКН
Контакты

Адрес: 119048, Москва,
ул. Усачёва, 6

тел. (495) 916-89-05
тел. (495) 772-95-90 *12720
тел. (495) 772-95-90 *12726 (декан)
E-mail: math@hse.ru

Учебный офис:
mathstudyoffice@hse.ru
тел. (495) 624-26-16
тел. (495) 772-95-90 *12712

Руководство
Заместитель декана по учебной работе Артамкин Игорь Вадимович
Заместитель декана Кузнецова Вера Витальевна
Заместитель декана по науке Фейгин Евгений Борисович

Выпускник матфака Петя Пушкарь: «Если я начну перечислять любимых педагогов, то это будет полный список сотрудников факультета»

Пётр Пушкарь закончил бакалавриат и магистратуру факультета математики НИУ ВШЭ, затем получил степень PhD в Колумбийском университете и сейчас занимает позицию постдока в Институте науки и технологий (IST) Австрии. В интервью выпускник рассказал о своём приезде на факультет в рамках проекта «Academic Fellowship», курсе и проекте, посвященных квантовой К-теории многообразий Накаджима, а также о постстуденческой жизни.

Какими исследованиями ты занимаешься, о чём был твой курс, над каким проектом вместе с научным ассистентом ты работал в рамках программы «Academic Fellowship»? 

Моя диссертация про связь квантовой К-теорией могообразий Накаджима с теорией представлений и квантовыми интегрируемыми системами. Для меня квантовая К-теория это в первую очередь геометрический объект, который оказывается связан с самыми разными структурами возникающих в нескольких областях математики. Получается что моя тема может заинтересовать людей из разнообразных областей математики, и мои интересы остаются достаточно широкими, даже когда я занимался изучением одного объекта. В своем курсе я попытался дать некоторую базу, которую я сам узнал от своего научного руководителя, а в конце рассказал и про свои результаты тоже. Вместе с научным ассистенткой (и одним заинтересовавшимся студентом!) мы пытаемся сделать один вычислительный проект, связанный с уравнениями Бете и симплектической двойственностью. Это некоторое вычисление, которое я хотел разобрать подробно уже какое-то время, надеюсь у нас что-нибудь получится!

С чего начался твой путь в науку? 

Я из семьи математиков. Не помню, это произошло очень давно. Когда я ещё был ребёнком, до школы, рассказывали интересные задачи, и мне нравилось. Затем в любом классе математика была самым любимым предметом. Потом маткласс, потом матфак.  Я довольно быстро понял, что буду заниматься наукой, но потом несколько раз в жизни в этом сомневался. Меня не покидают сомнения в выборе последние 7-8 лет, несколько раз в год я подробно думаю, а что ещё мне было бы интересно. 

Где ещё может реализовать себя математик?

Мои однокурсники в Америке достаточно успешные, находят себе замечательные, интересные, хорошо оплачиваемые работы. Думаю, большинство из них не жалеют о потраченном времени. Они работают в сфере финансов, IT, в частности,  Machine learning, в технологических компаниях, например, Uber, Googlе. У меня есть знакомые, которые в аспирантуре начали немного заниматься биологией. Я думаю, у этих людей очень широкие перспективы, главное понять что интересно.

Какие ещё области тебе интересны? Брал ли ты какие-либо нематематические курсы, пока учился на матфаке?

Если бы я знал ответ на этот вопрос о том, какие ещё области мне интересны, может быть, всё сложилось бы по-другому (смеётся).  Нет, ну я немного интересуюсь физикой, немного программированием, иногда финансами, но ничего пока так же сильно как математика не заинтересовало. Я помню, что брал экономику и лингвистику. Это были хорошие курсы: на матфаке преподают сильные преподаватели. Я довольно быстро понял, что не смогу заниматься лингвистикой, но занятия всё равно были очень интересные. Их вела Анастасия Бонч-Осмоловская. С экономикой  − то же самое, у нас её вел Андрей Бремзин. Мне кажется очень полезно развиваться в разных направлениях и это здорово что матфак создает такие возможности.


А кто-то ещё из преподавателей запомнился тебе больше других? Кто был твоим научным руководителем на матфаке?

Я даже не готов кого-то выделять. У всех было всё очень интересно. Если я начну перечислять любимых педагогов, то это будет просто полный список сотрудников матфака. Когда я учился, это был второй приём матфака, студентов было 80 человек, а преподавателей, человек 15-20. Я интересовался более продвинутой математикой, сложными темами и все преподаватели были готовы поговорить и рассказать о том чем они занимаются. На первом курсе была такая ситуация, что я и мои товарищи пришли из матшкол, поэтому некоторые предметы были достаточно простыми для нас, поэтому на них могло быть скучно (что совсем не говорит ничего плохого о преподавателях!). Зато на первом курсе точно самым любимым преподавателем из всех был Осип Владимирович Шварцман. Его лекции затягивали, материал был более новый для нас, потому что в школе мы этого не проходили. Лекции прямо затягивали, я даже не замечал как пролетало время. На последних курсах для меня оказался очень важным спецкурс Сергея Константиновича Ландо про пространства модулей кривых, мне кажется он очень повлиял на мои будущие научные интересы.  Научные руководители были разные. Леонид Григорьевич Рыбников − в магистратуре, а Владлен Анатольевич Тиморин − в бакалавриате. Они оба замечательные, с обоими мне было очень интересно работать.

Где ты продолжил своё обучение после матфака?

Я подал документы в Колумбийский университет и еще в 5 других американских вузов. Сейчас я знаю, что если человек хочет поступить в аспирантуру в Америку, то нужно подаваться во многие университеты. Но для меня тогда поступление не было самоцелью. Я вполне был бы рад тогда остаться учиться на матфаке, а потом ещё снова поступать. Но это был шанс, и я понимал, что любой возможностью нужно пользоваться. Меня взяли в два университета, из остальных пришли отказы. Я выбирал между Берлинской математической школой и Колумбийским университетом. 

Каково было учиться в аспирантуре Колумбийского университета?

Мне понравилось, и я знаю, что мне очень повезло. У меня замечательный научный руководитель Андрей Юрьевич Окуньков, он занимается очень интересной наукой, и делится своим интересом с учениками. Вокруг него существует группа прекрасных аспирантов и постдоков. Если ты чего-то не понял, то у них всегда можно что-то спросить.  Хочется только чтобы всегда везло оказываться в таких замечательных местах.

Чем ты занялся после того, как получил степень?

Год я работал в Канаде в Институте теоретической физики «Периметр». Когда я подавался на постдока, то отправлял документы во многие места, больше 20, наверное. Когда я получил оффер из «Периметра», я был очень рад. Один профессор рассказал мне о возможности поработать над проектами в двух институтах, и когда я получил оффер из IST я решил их совместить. Поэтому я проведу 2 года в Австрии в IST, а затем на 2 года вернусь в «Периметр». Это изначально всё было оговорено, никто не был против.

С какими учёными тебе удалось поработать в IST и в «Периметре»?

В «Периметре» я был формально больше сам по себе, но иногда с кем-то работал, например, у меня был проект с Кевином Кастелло. Хотя это получилось случайно. Когда я ехал в Канаду, мне было очень интересно у него поучиться, но я не рассчитывал, что у нас будет проект. Много задач я обсуждал с другими постдоками, например с Майклом Макбрином. В Австрии у меня сейчас научный руководитель Тамаш Хаузель, он занимается теорией представлений, хотя, конечно, у него широкий спектр научных интересов. Это хорошо для научного руководителя, потому что вокруг него есть  много людей, с ним можно поговорить на разнообразные темы, и если тебя заинтересует что-то другое, то тебе не нужно менять человека, с которым ты работаешь.

Как обычно проходит твой рабочий день? Находится ли время для отдыха?

Это немного зависит от того где. Но в целом в Австрии я прихожу в институт и работаю, читаю, редактирую статьи. Как минимум несколько раз в неделю я с кем-нибудь подолгу разговариваю. У меня есть товарищ в университете Вены, иногда я хожу к нему, и мы целый рабочий день обсуждаем проблему, над которой сейчас работаем. Два раза в неделю у нас семинары. Я не преподаю, поэтому все складывается вокруг научной деятельности. Вечером хорошо заниматься спортом, хотя бы несколько раз в неделю, иначе может быть плохо.  На матфаке кстати про это я не знал. Также вечером я провожу время с женой, друзьями, которые часто приезжают в Вену, куда добраться проще, чем до Америки. До Торонто было добраться целое приключение, даже прямых рейсов сейчас нет. Математику очень важно отдыхать, научиться не чувствовать себя виноватым, когда ты не занят, не считать, что в этот момент ты бы мог работать. В занятии наукой есть такой недостаток – нет рабочих часов, поэтому, когда ты не работаешь, тебе кажется, что ты мог бы еще поработать. Я не могу сказать, что достиг такого идеала, когда ты полностью освободился от этого: занимаешься тогда когда нужно, а когда нужно отдыхаешь, но по сравнению с аспирантурой я научился балансировать немножко больше, и прихожу домой раньше. В Австрии рано закрываются продуктовые магазины, если ты хочешь успеть туда зайти, тебе нужно хотя бы часов в 7 уйти с работы, если ты задержишься позже, то ты не успеешь, это помогает. В Канаде я часто работал в кофешопах, стараясь их чередовать, мне помогает смена обстановки.

Какие советы ты бы дал нынешним студентам?

Я не очень чувствую себя в том положении, чтобы давать советы, потому что тут такие студенты они сами могут тебе советы дать… Но все таки скажу что узнал на своем опыте. Во-первых, я бы сказал, что бывает полезно подумать про то, чем бы ты мог ещё заняться кроме математики, но не только для того, чтобы обязательно сменить область деятельности. Мне это помогало понять, что я сейчас занимаюсь наукой не потому что у меня нет выбора, а потому что мне это нравится. Очень сложно признаться, когда у тебя есть такие сомнения, особенно другим людям, но у меня за всю мою жизнь такие мысли бывали много раз. Можно ведь заняться чем-то ещё, например, построить карьеру в каком-нибудь бизнесе, добиться успеха в самых разных областях жизни, заняться семьёй или другой наукой, которая была бы тебе интересна. Да все что угодно! Если разложить у себя в голове все варианты чего ты мог бы делать гораздо проще быть уверенным в том что ты делаешь то что тебе хочется. Когда я учился в аспирантуре, в какой то момент я стал брать курсы немецкого, потому что они былi достаточно популярны, а французский я учить не хотел. Получилось удачно, потому что я живу теперь в Австрии и пользуюсь знанием языка, хотя это не было никакой заготовкой. Думаю, важно иметь какие-то другие увлечения. Во-вторых, я бы сказал, что самое главное для меня в науке − это разговаривать. Для меня лучший способ что-то узнать и понять это не лекции, а когда мне кто-то что то объясняет. Конечно, я много хожу на лекции, статей много читаю, но если есть возможность, лучше  пойти и задать вопрос преподавателю. Сейчас меня приятно удивило на матфаке то, что слушатели задавали много вопросов, что они пытались понять все, что слышат. Насколько я знаю, их интересы соседствуют с темой курса, но не так чтоб очень тесно. При этом они спрашивали и спрашивали, наконец, ты видишь, что человек начинает понимать что-то. Это очень приятно. Так много таких хороших студентов я нигде не видел. Я только что читал миникурс в Австрии. Все постдоки, когда приезжают выступают со своими исследованиями, но не перед студентами, а только перед своей немногочисленной научной группой. Подразумевается, что все хотят разобраться в том, что ты рассказываешь, и люди задавали больше вопросов, чем на обычных научных докладах, но все равно их было меньше, чем здесь. В итоге я рассказал  не столько, сколько планировал, но я только рад этому, потому что увидел, что кто-то что-то понял. Это очень хорошо. В-третьих, когда я уезжал в Америку сразу несколько преподавателей сказали мне, что, когда ты уезжаешь, нужно знать к кому  лично ты поступаешь. Если ты знаешь, то ради этого стоит туда ехать. Я действительно знал к кому я еду. Мне повезло, это был замечательный научный руководитель.  Но я видел людей, которые приезжали к конкретному человеку, а у них не срасталось, оказывалось, что они не подходят друг другу. Когда ты распланировал, куда и кому ты едешь и чем ты будешь заниматься, а у тебя не получается, это очень сложно. При этом я видел много студентов, которые приехали не из России. Когда я у них спрашивал, с кем они собираются работать, они отвечали: «Я не знаю, мне интересны в целом  такие-то области, я похожу на курс, посмотрю с кем мне действительно будет интересно работать». У этих людей потом реже случались неприятные истории, конечно, бывало, что они тоже меняли научного руководителя, но они уже знали к кому ещё они могут пойти. Бывает иногда полезно не знать до конца с кем ты хочешь работать, а приехать туда и разобраться на месте, хотя это усложняет процесс поступления и настрой, но в целом если поступаешь в ведущие университеты там будут ещё очень хорошие учёные, можно найти кого-то в разных областях. Я предполагал, что буду работать с Окуньковым, я брал у него курс, мы с ним разговаривали, он дал мне какую-то задачку, и мне очень понравилось. Но это очень отличалось от того, что я себе представлял и я никак не мог знать этого заранее. Поэтому мне кажется что если ты едешь в хорошее место, где есть несколько человек занимающихся близким тебе темам - не обязательно решать. В-четвертых, я бываю в разных университетах мира и постоянно встречаю людей с матфака. Поступление в зарубежный вуз −  это тяжело, ты попадаешь в другую страну там все по-другому, математикой тоже занимаются немножко по-другому. Когда я поступал в аспирантуру, то думал, что на матфаке уже все повидал. Я ездил на международные школы, к нам приезжали на факультет докладчики, хотя их было меньше, чем сейчас. В настоящий момент много международных лабораторий, которые приглашают учёных со всего мира, а в наше время это было событие, был аншлаг, все собирались. Но оказалось,  что математический мир устроен немного не так, как я себе представлял. Попадая в другую страну, ты проходишь стандартные психологические стадии, сначала эйфория, тебе кажется, что все замечательно, потом тебе кажется, что всё плохо, многие вещи приедаются, надоедают. Бывает сложно найти новых друзей, ты начинаешь скучать по дому, но боишься себе в этом признаться, все перестаёт получаться, но это нормально. Мне повезло: я был в большом городе, у меня были там друзья, которые приехали по другим причинам,  обстановка в аспирантуре была дружественная, все студенты общались между собой. Так бывает не везде, но даже несмотря на все это, в какие то моменты было очень тяжело. Нужно стараться, просить о помощи, когда это необходимо, и соглашаться, когда тебе кто-то предлагает. Это звучит очевидно, но на самом деле это бывает очень непросто. Мне очень повезло: мои друзья были в такой же ситуации, что и я. До ближайшего друга было ехать 2 часа на поезде, я всегда мог его навестить. Но есть много сложностей. Мне перестало быть тяжело, когда у меня появились отношения, когда я перестал быть один.

Твоя жена тоже занимается математикой?

Нет, она художник, тоже из России. Она тоже училась за границей, но во Франции. Мне сложно представить себе близкие отношения с человеком, который тоже занимается математикой. Потому что математика и так занимает у меня слишком много времени, если это и дома будет, то это уже перебор. Хотя конечно некоторые семьи математиков очень счастливы вместе.

Какие у тебя планы на будущее? Планируешь ли ты возвращаться в Россию?

Я не знаю, достаточно ли хорошо у меня это получается, но пока мне очень нравится заниматься математикой. Ближайшие три года у меня есть позиция в Вене, а потом в Канаде. На данный момент у меня нет плана вернуться в Россию, сложно представить такой сценарий, но всякое бывает. Мне приятно приезжать сюда на конференции и чтобы увидеться с родными, но постоянно возвращаться пока не планирую.

Есть ли у тебя пожелания по работе университета?

Поддерживать учебное ассистентство! Во-первых, это полезно для студентов. Самое эффективное обучение это прямой разговор с преподавателем. Наличие учебных ассистентов означает больше возможностей для  студентов поговорить напрямую с человеком знающим материал. Во-вторых, это помогает талантливым студентам, в частности и с поступлением за границу тоже. Подача документов вещь затратная: экзамены стоят денег, университеты берут деньги за подачу документов тоже. Я знаю людей, которые поступали благодаря тем средствам, которые они заработали, будучи учебными  ассистентами. Мне кажется, так и должно быть: если ты хочешь поступить в хороший университет, ты идешь помогать преподавателю. Это призыв ко всем, администрации матфака и вышки, этому стоит уделять внимание. Я сам был учебным ассистентом на нескольких курсах на других факультетах, например, на курсе «Математические модели в преподавании» у Дмитрия Догаева. Это очень полезно общаться с другими. Я знаю, что ФКН часто ищет учебных ассистентов на матфаке, это прекрасно. Идите, работайте, там тоже замечательные студенты, преподаватели, вы много всего узнаете! Но, если средств всё равно окажется недостаточно, то можно написать в университет и объяснить ситуацию. Если у вас нет возможности оплатить сбор в университете, то иногда его прощают. Есть такая возможность, хотя нигде об этом не написано в открытом доступе. Если у вас такая ситуация, то попробуйте написать и узнать. Финансовые трудности не должны стоять на вашем пути. 

Был ли полезным для тебя приезд на матфак? 

Да, это и возможность студентов поучить, и какие-то задачи с ними обсудить, и с преподавателями местными пообщаться. Например, сегодня я разговаривал с Борисом Львовичем Фейгиным. Это великий ученый, который работает на матфаке. У меня была возможность ещё поучиться  и поделиться тем, что я узнал. Мой визит − это опыт такого общения, когда ты делишься своими знаниями, а студенты схватывают и хотят ещё. 

Большое спасибо всем кто сделал это возможным, если удастся приехать когда-то еще, это будет замечательно!