• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 119048, Москва,
ул. Усачёва, 6

тел. (495) 916-89-05
тел. (495) 772-95-90 *12720
тел. (495) 772-95-90 *12726 (декан)
E-mail: math@hse.ru

Учебный офис:
mathstudyoffice@hse.ru
тел. (495) 624-26-16
тел. (495) 772-95-90 *12712

Руководство
Заместитель декана по учебной работе Артамкин Игорь Вадимович
Заместитель декана Кузнецова Вера Витальевна
Заместитель декана по науке Фейгин Евгений Борисович
Заместитель декана по работе с абитуриентами Пятов Павел Николаевич

Интервью с выпускником матфака 2020: «Матфак подарил мне хороших друзей»

Семён Абрамян – выпускник бакалавриата и теперь уже магистратуры нашего факультета, стажёр-исследователь Лаборатории алгебраической геометрии и ее приложений, а также лауреат премии «Золотая вышка» 2018 в номинации «Серебряный птенец» стал одним аспирантов нового набора факультета математики НИУ ВШЭ  2020 г. В интервью  поделился своим опытом обучения и планами на будущее.

Q: Почему ты решил поступать на матфак после школы?

A: Вообще после школы я сначала поступил на ФОПФ МФТИ. В школе мне больше всего нравились физика и математика, и я, не желая оставлять полученные знания по физике, хотел поступить туда, где они могли бы пригодиться. В итоге по наставлению своего учителя геометрии Г.И. Шарыгина я решил поступать на ФОПФ. 
Матфак в моей жизни появился немного позже. На физтехе я быстро осознал, что те приближения физики, которые я проходил в школе, очень далеки от той физики, которой занимаются взрослые, и вместе с тем понял, что последняя очень далека от моих интересов. Дальше встал вопрос о моём переводе с физтеха.
Во время обучения на физтехе я параллельно посещал занятия в Независимом Московском Университете, в котором я как раз чувствовал себя достаточно комфортно. Среди людей, которые принимали у меня в НМУ задачки, был Дима Голубенко. Узнав мою нелёгкую судьбу, он начал уговаривать меня переводиться именно на матфак, т.к. там примерно такая же среда. В итоге поддавшись уговорам Димы, я решил переводиться на матфак. Далее были полтора месяца подготовки к переводным экзаменам, сами экзамены и со второго семестра я стал студентом матфака.

Q: Почему ты выбрал магистерскую программу «Математика»? Отличалось ли обучение в магистратуре от обучения в бакалавриате?

 A: На третьем курсе бакалавриата мне посчастливилось попасть под научное руководство Т.Е. Панова, с которым уже в первый год получилось достичь неплохого научного результата. Второй год прошёл не менее плодотворно, поэтому мыслей о том, чтобы подаваться куда-то за границу не возникало. Я решил пойти по пути наименьшего сопротивления: не менять ни научного руководителя, ни задачу, ни среду и остался на матфаке. В магистратуре, как мне кажется, у меня появилось больше свободного времени: на третьем и четвёртом курсе бакалавриата, когда я сильно погружался в задачу, проседала учёба, в магистратуре такого не происходило. Плюс в магистратуре почти нет обязательных курсов: в бакалавриате почему-то тяжелее всего было сдавать именно их.

 Q: Чем особенно запомнились эти годы на матфаке? С какими сложностями ты столкнулся?

 A: Что-то конкретное про пять с половиной лет на матфаке у меня вспомнить не вышло. Матфак подарил мне хороших друзей, с которыми можно не только про математику поговорить, но и про жизнь в целом. Про сложности попроще. Основных сложностей лично у меня было две. Первая заключалась в том, что на матфак я пришёл не из матшколы и почти всё, что нам рассказывали, было для меня новым. Отношение количества материала ко времени, за которое нас в него нужно было погрузить, было на грани моих возможностей. Вторая была связана со спецификой моего появления на факультете. Дело в том, что я, как это сейчас не очень модно, экстраверт, и мне необходимо какое-то социальное взаимодействие для нормального существования. На матфаке с этим на первых курсах есть (по крайней мере, были) некоторые проблемы.Так как многие приходят на матфак из матшкол и/или с багажом олимпиад, на первом курсе образуются (почти) полностью закрытые социальные группки знакомых людей, и люди, так скажем, извне образуют свои группки. Я оказался на факультете, когда уже все социальные группки закрылись, и на первых порах найти того, с кем можно пообщаться, было очень непросто.

 Q: Расскажи о любимых преподавателях.

 A: Не очень простой вопрос: к сожалению, я совершенно не помню, как именно преподавал тот или иной преподаватель. Мои воспоминания скорее человеческие и связаны с внеучебным общением. Так я помню, что вне зависимости от того, что рассказывал Станислав Валерьевич Шапошников я всегда с удовольствием ходил на его лекции и семинары, хотя бы ради того, чтобы после провести пару-тройку часов за беседой. Стоит отметить, что Станислав Валерьевич  - первый преподаватель с матфака, которого я узнал, и он играл, мягко говоря, не последнюю роль в моём решении перевестись с физтеха именно на матфак. Замечательным образом в любой сложный момент Станислав Валерьевич поддерживал меня душевным разговором или каким-нибудь советом. Немалую «техническую» поддержку на третьем курсе находил я у Антона Сергеевича Хорошкина. Он был, пожалуй, первым человеком после научного руководителя, к которому я шёл с вопросами и трудностями, которые у меня возникали в процессе решения задачи.

 Q: Расскажи о своей работе в Лаборатории алгебраической геометрии и ее приложений? Какими исследованиями ты занимаешься?

 A: В ЛАГе я стажёр-исследователь. Эта должность, насколько я понимаю, создана для поддержки студентов, которые активно занимаются наукой: полноценно участвовать в отчётах нам не обязательно, но тем не менее возможность поехать куда-то в командировку или школу возможность предоставляется. Что касается исследований, то, чем я занимаюсь, не имеет прямого отношения к алгебраической геометрии, я занимаюсь алгебраической топологией. В последний год я достаточно сильно поменял тему исследований: с нестабильной теории гомотопий момент-угол-комплексов на кобордизмы. К сожалению, научная мода на кобордизмы давно прошла: очень активно кобордизмами занимались в середине прошлого века. Отчасти, как мне кажется, это связано с недостаточным количеством явных примеров тех или иных многообразий. Сейчас, спустя полвека, «явных» примеров стало больше и есть надежда на то, что это как-то поможет продвинуться в изучении симплектических кобордизмов.

 Q: Каковы твои дальнейшие планы?

 A: Сейчас я только поступил в аспирантуру. Говорят, что аспирантура обычно является самым продуктивным с научной точки зрения временем. Надеюсь в ближайшее время превратить магистерский диплом в текст статьи. Плюс есть несколько задач, над которыми я давно размышляю, надеюсь, удастся как-то продвинуться в этом в ближайшее время. Теперь, когда мне нужно будет меньше времени тратить на учёбу, постараюсь посмотреть мир, завести научные связи за границей.