• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Тиморин Владлен Анатольевич
декан

 

Артамкин Игорь Вадимович
заместитель декана

 

Кузнецова Вера Витальевна
заместитель декана

 

Фейгин Евгений Борисович
заместитель декана

 

Эстеров Александр Исаакович
заместитель декана

119048, Москва,
ул. Усачёва, 6
тел. (495) 772-95-90 *12725 (секретарь)
тел. (495) 772-95-90 *12726 (декан)
тел. (495) 624-26-16
e-mail: math@hse.ru

Учебный офис:
mathstudyoffice@hse.ru

Редакторы сайта факультета:
Коршунов Дмитрий Олегович
Кузнецова Вера Витальевна

Трагически погиб Алексей Зыкин

22 апреля трагически погиб Алексей Иванович Зыкин.

Алексей доцент факультета математики с 2009 по 2013 год, сотрудник Лаборатории алгебраической геометрии с 2010.
Вечная память!

А.Ю. Пирковский

Я помню Лёшу студентом Независимого университета. В 2002-2004 годах он слушал там мои лекции по функциональному анализу и спектральной теории, и общаться с ним на математические темы было настоящим удовольствием. Поражало то, насколько глубоко ему удавалось разобраться в вещах, которые, в общем-то, не относились напрямую к его алгебраической специализации. Даже на общем ярком фоне студентов Независимого Лёша выделялся еще ярче.
А несколько лет назад, уже на матфаке Вышки, я неоднократно оказывался невольным слушателем Лёшиных лекций по теории чисел (открытая дверь его аудитории находилась в точности напротив открытой двери моего офиса). Я слушал и завидовал белой завистью - лекции были просто великолепны, как с точки зрения чёткости и последовательности изложения, так и с точки зрения ораторского искусства. Мало кто так умеет.
Мы потеряли талантливого математика, выдающегося преподавателя и просто очень хорошего человека. Не выходят из головы строки из песни Юрия Визбора: "Лучшие ребята из ребят раньше всех уходят, это странно..."

И.А. Чельцов

Я узнал о Леше Зыкине давно как о молодом и очень талантливом математике в Вышке. А познакомился с ним только когда он стал руководить лабораторией Алгебраической Геометрии. И с первой встречи стало понятно что Леша очень светлый и хороший человек. При этом он как-то легко все делал: занимался математикой, организовывал летние школы в Ярославле, руководил лабораторией, преподавал, путешествовал. И у него все получалось. Когда Леша получил позицию на Таити, я был безумно рад за него. Заниматься математикой и руководить научной лабораторией в месте с идеальным климатом и европейской цивилизацией. О таком можно только мечтать. Конечно было грустно, что он уезжает. Но потом оказалось, что Леша сохранил связь с Москвой и продолжал активно участвовать в Московской математической жизни. Вообщем все сложилось очень хорошо. Молодой, талантливый, активный, спортивный, жена красавица, живет на Таити и в Москве.  32 года. Вся жизнь впереди. Новость о его смерти шокировала. Очень трудно это принять.

В.А. Тиморин:

Невосполнимая утрата для математики и для всех нас. Леша был талантливым ученым, его достижения получили высокое международное признание, но это было только начало. Яркая звезда погасла, хотя могла бы еще многое осветить в науке. Скорбим и соболезнуем родственникам и друзьям Алексея и Татьяны. Мы будем помнить о них.

И. Маршалл:

How awful! This is terribly sad news indeed, and a major loss for our Moscow community.

Ф. А. Богомолов:

Произошла страшная трагедия. Погиб Леша Зыкин.
Это огромная потеря для всех, кто его знал и работал вместе с ним. Я знал его еще студентом, с тех пор как он приехал летом на школу в Геттинген. Больно писать о нем в прошедшем времени, о молодом, полном сил и энергии человеке, который уже многого достиг и перед которым открывались ещё большие перспективы. С его талантом ученого и организатора перед ним были открыты многие пути. Последние годы я много с ним работал по делам Лаборатории и хочу отметить,что несмотря на молодость и отсутствие опыта он проявил себя прекрасным организатором и руководителем. Будучи по природе мягким и тактичным он умел быть четким и настойчивым. Леша был абсолютно надежным и на него всегда можно было положиться в решении серьёзных вопросов. Даже после своего отъезда на Таити он продолжал активно участвовать  в работе Лаборатории и, в частности, взял на себя самую трудную часть работы по  организации ежегодной Ярославской школы.
Он был талантлив в разных областях, много знал и интересовался многими вещами далекими от математики. Поэтому было всегда интересно с ним разговаривать. Леша был замечательным человеком. Память о нем и горечь от этой утраты навсегда останется в моем сердце.

В.С. Жгун:

Трудно поверить в столь неожиданную и горькую потерю нашего дорогого друга Леши Зыкина. Он был замечательный математик, отличный лектор и очень ответственный педагог, готовый всегда прийти на помощь своим студентам. А еще я помню его как очень активного туриста. Находясь в почти любой стране, он всегда знал, куда можно поехать, что посмотреть. Он был знатоком изысканной кухни и хорошего вина, а в его копилке путешественника множество интересных и необычных мест, о которых он с удовольствием и красочно рассказывал...
Пусть земля тебе будет пухом, дорогой Леша!

П. Соломатин:

До сих пор не могу поверить. Алексей Иванович был не просто моим главным учителем. Он был мне настоящим другом, одним из тех на кого хотелось равняться и у кого всегда можно было спросить совета в трудную минуту. Почему я не бросил учебу на матфаке в моменты отчаяния? Почему занялся теорией чисел? Почему L-функции? Почему кривые над конечными полями? Ответ простой  благодаря Леше. Мы работали вместе с ним начиная с его первых дней на факультете в 2009 году и продолжали работать даже после того как оба уехали из Москвы. Буквально недавно я спросил не хочет ли он быть одним из моих научных оппонентов на защите диссертации и он естественно согласился. И вот на днях я собирался написать ему очередное письмо, хотел спросить совета как двигаться по жизни дальше, но как оказалось, не успел. Я всегда думал, что успею...успею написать с ним не одну статью, успею посидеть где-нибудь в горах во Франции с бутылкой хорошего вина, успею показать, что те усилия которые он в нас вкладывал были не напрасны. Но не успел. И от этого как-то вдвойне больно.

С.О. Горчинский

Думаю, у всех нас эта трагическая новость никак не помещается в голове.
Я знал Лешу много лет, начиная с его первого курса университета, мы многому учились с ним вместе, ходили на одни семинары. Это был ярчайший человек.
Наверное, в Москве больше почти нет людей, которые также как Леша прекрасно понимают алгебраическую и арифметическую геометрию, в то же время свободно владеют продвинутыми методами аналитической теории чисел, и ясно понимают приложения к кодированию и криптографии. Это удивительное сочетание проходило через все математическое творчество Леши.
Из его ранних результатов мне хочется вспомнить существенное усиление классической теоремы Брауэра-Зигеля о поведении регулятора и дискриминанта для широкого ряда последовательностей числовых полей. Вместе с Ф. Лебаком им была получена новая тонкая оценка на логарифмическую производную дзета-функций глобальных полей, которая была ими применена для далекого обобщения явной формулы в самой теореме Брауэра-Зигеля. Леша интенсивно развивал теорию асимптотических дзета-функций, расширяя ее на случай семейств модулярных форм. Он заложил фундаментальные основы общей асимптотической теории дзета-функций многообразий над конечными полями. Совместно с соавторами, Леша ответил на важный вопрос великого математика Ж.-П. Серра о том, как определить, является ли якобианом кривой главнополяризованное абелево трехмерное многообразие над не алгебраически замкнутым полем нулевой характеристики. Серр был высокого мнения об этом результате.
Леша был очень хорошим надежным товарищем. К нему всегда можно было обратиться за помощью. Удивительно, как одинаково внимательно и терпеливо он относился ко всем окружающим его людям.
Он очень чутко ощущал жизнь, был высоким ценителем прекрасного в ней. Его тонкий вкус проявлялся далеко за пределами математики, в искусстве, общении с людьми, языках, увлечениях. Леша был на редкость широко образованным человеком, например, хочется вспомнить его глубокое знание литературы, особенно французской.
Леша был фантастическим организатором, невероятно сочетая мягкость и тактичность в общении с людьми со способностью доводить все дела до конца в совершенном виде.
Пусть память о Леше будет вечной. Давайте чаще его вспоминать, так мы можем помочь ему теперь.

А.Н. Рудаков

Как ужасно! Алеша Зыкин, молодой, энергичный и веселый  таким он был всегда в коридорах и комнатах нашего здания на Вавилова так недавно  и его уже нет на этой Земле. Глубоко скорблю и соболезную родным и близким, друзьям и коллегам!

С.А. Локтев

Алексей за 32 года прожил яркую и интересную жизнь. Мне посчастливилось хорошо узнать его и как коллегу (мы вместе учили математическому анализу студентов матфака выпуска 2014 года), и как друга (мы вместе занимались скалолазанием, вместе ездили на Воргол и в Эль-Чорро).

Я хотел бы отметить два его качества, каким он запомнился. Во-первых, это - элегантность, которая бросалась в глаза с первых минут общения с ним. Он был потрясающе тактичен, и в то же время искренен, открыт ко всему новому и необычному, ценил жизнь во всех её проявлениях.

Во-вторых, и это хорошо знали его друзья, он был по-настоящему бесстрашен. Не в том смысле, что не испытывал страх, а в том, что страх никогда не обуславливал его мысли и действия.

Наша переписка оборвалась на том, что "сезон дождей заканчивается - жизнь становится еще лучше". Я не успел ему ответить...

Пусть светлая память о Лёше пребывает в наших сердцах!

А.Г. Сергеев

Я ошеломлен новостью о гибели Алексея Зыкина и его жены во время  дайвинга.
Мне довелось принять, хотя и формальное участие в его судьбе, будучи  его руководителем  в аспирантуре. Это был приятный и безусловно очень способный математик.
Очень жаль терять  таких молодых людей, когда и так мы постоянно ощущаем их нехватку.
Присоединяюсь к соболезнованиям родителям Алексея и его жены.

В.А. Кириченко

Я помню Лёшу школьником. В девятом классе уже было очевидно, что он математик. На протяжении трёх лет два раза в неделю Лёша сдавал мне задачи из листков по «матанализу». В Лёшином классе школьников прикрепляли к студентам (то есть, сдавать задачи можно было только «своему» студенту), а меня как раз назначили студентом для Лёши.
Уже тогда Лёшу отличал фундаментальный подход. Он никогда не стремился решить задачу самым дешёвым и коротким способом, лишь бы скорей сдать и получить плюсик. Наоборот, в каждой задаче он видел возможность детально разобраться в более общем вопросе. Например, сдавая традиционную для листков задачу о длине окружности, Лёша сначала разобрал общее определение длины спрямляемой кривой. Свои решения Лёша всегда сначала записывал в тетрадь, и тетрадей при его подходе требовалось довольно много. Часто перед тем как рассказать очередное зубодробительное утверждение из очередной тетради Лёша говорил "Для пущей ясности докажем ещё такую лемму". Его не пугали никакие сложности.
Прошли годы, Лёша из школьника стал самым молодым сотрудником матфака Вышки. Мы с ним были коллегами в ИППИ и в Вышке. Однако когда я думаю о Лёше, в моей памяти в первую очередь возникает его образ почти 20-летней давности, образ девятиклассника-математика, который не боится идти трудным путём.